Мастер из Кламси

Материал из Викимультии — энциклопедии мультипликации
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мастер из Кламси
Мастер из Кламсиhttps://wikimultia.org/w/images/9/91/Poster_default.svg
Режиссёр
  • Вадим КурчевскийВадим Курчевский
  • Сценарист
  • Алексей Симуков
  • Композитор
  • Михаил МееровичМихаил Меерович
  • Студия
  • СоюзмультфильмСоюзмультфильм
  • Страна
  • Союз Советских Социалистических Республик СССРСССР
  • Продолжительность
  • 25 минут25 минут
  • Премьера
    Премьерный показ
    1972

    Мастер из Кламси — советский анимационный фильм, созданный режиссёром Вадимом Курчевским на студии «Союзмультфильм» в 1972 году.

    Мультфильм по мотивам повести «Кола Брюньон» известного французского писателя Ромена Роллана.

    Сюжет[править]

    Кола Брюньон — человек из народа, талантливый французский столяр. Он никогда не теряет оптимизма, несмотря на целый поток обрушивающихся на него несчастий. Главное для него — любовь к жизни и творческий труд.

    Съёмочная группа[править]

    Персона Профессия
  • Вадим Курчевский
  • Режиссёр
  • Алексей Симуков
  • Сценарист
  • Теодор Тэжик
  • Художник-постановщик
  • Михаил Меерович
  • Композитор
  • Наталия Дабижа
  • Художник-мультипликатор
  • Майя Бузинова
  • Художник-мультипликатор
  • Иосиф Доукша
  • Художник-мультипликатор
  • Теодор Бунимович
  • Оператор
  • Илья Миньковецкий
  • Оператор
  • Ян Топпер
  • Оператор
  • Владимир Кутузов
  • Звукооператор
  • Роли озвучивали[править]

    Актёр Актёр дубляжа Роль
  • Алексей Консовский
  • Актёр дубляжа не указан Роль не указана

    О мультфильме[править]

    Всего Наталия Дабижа «оживила» более тридцати персонажей, среди которых немало кукольных знаменитостей вроде Кола Брюньона («Мастер из Кламси»), Мартышки с Удавом («38 попугаев» и др.) и Чичикова с Ноздревым («Мертвые души»).
    Все её зверюшки и человечки — не постные тряпичные особи, а существа живые, теплокровные, с привычками и повадками. И обаятельно-нескладному Бамбру («Свирепый Бамбр», «По следам Бамбра», «Ловушка для Бамбра») пластически задан чудной, не без странности характер; и неповоротливый рояль о трех ногах, что блуждает по городу в поисках маленького друга, наделен особым нравом, печальным и кротким.

    — Наталья Лукиных[1]

    Именно в этот период Курчевский и поворачивает «назад»: от декоративности куклы к ее живописности, от открытой, но однокачественной метафоры к многогранности и полнокровности вещного мира. «Мастер из Кламси» (1972) — работа, на которой вся съемочная группа объединилась в бережной любви к шедевру Р. Роллана и к самому Кола Брюньону. Свободная и спокойная эпика рассказа Кола контрастно соединилась с метафорической живописностью. Контраст неторопливости повествования и необычно активного напора мира, изображенного и изобразительного, — одна из принципиальных удач фильма.[…] В «Мастере из Кламси» режиссер, решая проблему живописности вещи и маски, подошел к эстетике «живого натюрморта». Художественный парадокс оживающей и одухотворенной «мертвой природы» (а именно так переводится с французского слово «натюрморт») состоит в том, чтобы, создавая на съемочной площадке пространственный натюрморт из улиц, домов, интерьеров и даже человеческих фигур в их изначально-живописной неподвижности, не столько оживить его механически, то есть за счет перемещения кукол, сколько одухотворить его за счет внутренних, чисто живописных средств выразительности. В. Курчевский и художник Т. Тэжик поистине блистательно разрешили это противоречие.[…] Очень большую трудность представлял собой выбор внешности самого Брюньона. Режиссер и художник нашли неожиданное, пожалуй, даже слишком неожиданное решение: портретным прототипом для Кола Брюньона стал автопортрет Сезанна. (Кстати сказать, когда фильм демонстрировался во Франции, где имел большой успех как у публики, так и у профессионалов, многие кинематографисты говорили режиссеру, что его Кола Брюньон им неуловимо напоминает кого-то очень хорошо знакомого, и, получив ответ, ахали от неожиданности).[…] Фильм «Мастер из Кламси» — не просто удачная экранизация литературного шедевра (что само по себе немало). Работа Курчевского и Тэжика обнаруживает новые возможности объемной мультипликации в передаче философского размышления о жизни, в изображении трагического — словом, во многом, что сегодня еще кажется недоступным для «кукольного кино». Уроки «Мастера из Кламси», мне кажется, еще не до конца усвоены всемогущей мультипликацией 80-х годов.

    — Прохоров А. Вадим Курчевский // Режиссёры и художники советского мультипликационного кино. М., 1984.[2]

    Примечания[править]

    Литература[править]

    • Курчевский В. Мудрость вымысла. М., 1983.

    Ссылки[править]